Лень-матушка

bdff9b1d40145be8bf6195d4ced10432Есть у русского человека враг,

непримиримый, опасный враг,

не будь которого он был бы исполином.

Враг этот — лень.

Николай Васильевич Гоголь

Сегодня, дорогие друзья, не буду вас мотивировать, заставлять, нравоучать, а буду рассказывать вам сказки. Да, да, вы не ослышались. Сегодня день русской сказки и как не отметить этот день! Правда, пост этот выйдет чёрно-белым. Так уж получилось, что лень у меня черном списке, а потому и отношение к ней однозначное. Правда, опыт веков, заложенный в русской народной сказке, показывает, что бывает не лень, а слишком долгая подготовка к подвигу;). Ну, как у Иванушки-дурачка, например. А что вы смеетесь? Между прочим, жених завидный, да и во всех сказках тоpic5 коня диковинного, то щуку говорящую, а то и вовсе полцарства отхватит. Так что иной раз и задумаешься. Хотя все Елены у нас в сказках что ни Премудрые, то Прекрасные, так что не резон мне мечтать о лаврах Ивана-дурака. И сказка моя сегодняшняя не о нём, а об Отети. Слыхали про такую? Я о ней знала с детства: как-то мне попалась на глаза книжка русских народных сказок и уж очень она хорошо прочлась, дня за три, наверное. А вот эта сказка запомнилась на всю жизнь:

Как Лень с Отетью зиму зимовали

Когда-то давным-давно жили Лень с Отетью. Была у них своя изба. Хоть и плохонькая, да все своя! Весну, лето Отеть с Ленью проспали: тепло и хорошо было. Осень на печи пролежали. А тут и зима началась, да такая холодная, лихая! Уже в декабре морозы затрещали, вьюги налетели. В избе-то у Лени с Отетью холодно-холодно и есть нечего. Последний горшок каши остался. Лежат обе на печи, а печь-то холодная. Горшок каши на печи с краю стоит, и Лень с краю лежит. Вот она пальцы в горшок запустит, кусок каши ухватит, в рот засунет и съест. Лень еще жива, а Отеть-то уже еле дышит…
Говорит ей Лень:
— Отеть, ешь кашу!
— Неохота!
— Я сдвину ее на край.
— Да ну ее, не хочу шевелиться…
К ночи пал лютый мороз. Лень говорит:
— Отеть, дров наноси.
— Не!…
Вот уж совсем они коченеть стали. Лень говорит:
— Отеть, неси дрова!
— Лихо…
— Что лихо? — спрашивает Лень.
— Пилить лихо… Бревно-то длинно у избы лежит… Ты открой окно, да всунь бревно в избу. Один конец в печь затолкай, а другой пусть из окна торчит…
— Ну ладно!

Пошла Лень. Попробовала открыть окно. Оно не открывается. Выломала Лень раму, бревно в печь всунула, разожгла. Один конец бревна горит, другой из окна торчит. Ну, печь-то прогреваться стала, да и бревно обгорело. Надо дальше его подсунуть, а слезать с печи никому неохота. На полу холодно. Из окна так и дует. Горело, горело бревно, да конец-то его и упал из печи на пол. Вот уже и пол прогорел. Изба загорелась. Схватилась Лень, кричит:
— Вставай, Отеть, горим!
— Лихо вставать…
— Вставай, Отеть! Изба горит! Сгоришь!
— Не встану… Лихо…

Лень-то уже выкатилась из горящей избы, а Отеть так и сгорела на печи. Отети нет. Позабывать о ней стали. А Лень жива. Своей-то избы у нее теперь нет, сгорела. Мыкается, бродит теперь Лень по белу свету, смотрит, к кому бы подселиться, у кого за пазухой себе гнездо свить. Беда тому, у кого пазуха не запахнута! Лень тут как тут, а выгнать-то ее ой как трудненько…

0_d104e_d23e8123_origА недавно нашлась и другая сказка:

Лень да Отеть

Жили-были Лень да Отеть.

Про Лень все знают: кто от других слыхал, кто встречался, кто знается и дружбу ведет. Лень — она прилипчива: в ногах путается, руки связывает, а если голову обхватит — спать повалит.

Отеть Лени ленивее была.

День был легкий, солнышко пригревало, ветерком обдувало.

Лежали под яблоней Лень да Отеть. Яблоки спелые, румянятся и над самыми головами висят.

Лень и говорит:

— Кабы яблоко упало да мне в рот, я бы съела.

Отеть говорит:

— Лень, как тебе говорить-то не лень?

Упали яблоки Лени и Отети в рот. Лень стала зубами двигать тихо, с передышкой, а съела-таки яблоко.

Отеть говорит:

— Лень, как тебе зубами-то двигать не лень?

Надвинулась темная туча, молния ударила в яблоню. Загорела яблоня большим огнем. Жарко стало.

Лень и говорит:

— Отеть, сшевелимся от огня; как жар не будет доставать, будет только тепло доходить, мы и остановимся.

Стала Лень чуть шевелить себя, далеконько сшевелилась.

Отеть говорит:

— Лень, как тебе себя шевелить-то не лень?Иван-дурак1

Так Отеть голодом да огнем себя извела.

Стали люди учиться, хоть и с леностью, а учиться. Стали работать уметь, хоть и с ленью, а работать. Меньше стали драку заводить из-за каждого куска, лоскутка.

А как лень изживем — счастливо заживем.

Так что желаю вам хоть с леностью, а учиться, трудиться, ну и избавляться от лени, чтобы счастливо жить:

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *